September 14th, 2019

Про невесту с дробовиком и школьницу с газетами

Посмотрела на днях два стоящих триллера из разных эпох. И зацепили они меня так, что сподвигли нарушить затянувшееся молчание. Получилась довольно феминистическая подборка.

Иногда бывает так, что простая до примитивизма история и концепция фильму только в плюс. Таким оказался триллер "Я иду искать", порадовавший меня, может быть, чуть меньше, чем более серьезная "Девушка с татуировкой дракона", но укрепивший веру в то, что большое кино все ещё "может". Этот фильм напоминает какой-нибудь горючий шот - ядреная смесь насилия, щекочущего нервы саспенса и прямолинейной, как рельса, социальной сатиры.

У каждой богатой семейки своей странности. Одни предпочитают черный цвет, мрачный юмор и гильотины в качестве детских игрушек, другие - выглядят респектабельно, а когда никто не видит, *cпойлер* , сбрасывая останки жертв в скотомогильник. Юная Грейс (отсылка к "безупречной" Грейс Келли, если внимательно посмотреть на героиню) готовится к свадьбе со своим парнем, чтобы очутиться в семье, как вы могли догадаться, второй категории. Намеки своего жениха Алекса и его старшего брата на то, что в роскошном имении ей придётся тяжко, участники свадебной церемонии - не самые приятные люди и вообще, "нам еще не поздно сбежать" девушка предпочитает воспринимать исключительно как шутку. Она не скрывает, что стремится понравиться новым родственникам: не дело тут, как мы узнаем позже, не только и не столько в деньгах...

Грейс подрагивает под оценивающими взглядами богатеев, пытается скрыть вредные привычки, старается говорить приятные слова. В то время как с "той стороны" многие напоминают: ты нам не ровня. Обеты в произнесены, кольца надеты - что может пойти не так? Но есть "нюанс": по старинной традиции в полночь после свадьбы она должна сыграть с новой семьёй в игру. Какую - подскажет странная колода карт с давней историей. В свадебном платье играть немного неудобно, но почему бы и нет?.. О том, что родственнички от мала до велика похватают со стен все, что стреляет, колет и режет, а новоиспеченный муж не должен будет им мешать, наша воздушная красавица не знает.


Треш? Ещё какой. Но весёлый, а главное, в течение фильма даются ответы на все вопросы.

От того, чтобы умереть сразу, девушку спасает только промашка одной из охотников - восторженной кокаинистки и такой же искательницы одобрения, какой несколько минут назад была сама героиня. Осознав масштаб уготованной ей задницы, она хотя и полупарализованная страхом, добирается-таки до ружья... Дальше ей придётся страдать на полную катушку: острых моментов, когда вот-вот укусишь свой кулак, будет немало.

Тонкая-звонкая Грейс физически слабее почти всех в своей новой "семье" и, ясное дело, не готова к жестокому бою, а белое платье делает ее особенно заметной и мешает всю дорогу. К чести создателей фильма, об её уязвимости они не позволяют забыть ни на минуту (а то надоело, что 40-килограммовые ангелы раскидывают здоровых мужиков, как котят). И если в первые минуты фильма девушка вызывает своей наивностью фейспалмы то, видя её в беде, сочувствием проникаешься на сто процентов. "Бунт жертвы", когда дрожь и оцепенение страха сменяются гневом и звериной жестокостью, показан превосходно: такого бунта желаешь всем, кто когда-либо подвергался притеснениям. Случалось читать, что в момент крайнего испуга или ярости наши мышцы и мозг работают в полную силу - так, как изначально было положено природой. Это тоже нашло отражение в фильме. Героиня показана и сильной - именно тогда, когда это нужно, и умной - если говорить об умении задействовать в борьбе всё, что есть под рукой. В конце концов, оружием пролетариата может быть не только булыжник, а, например, дорогая семейная реликвия.

Не обойдётся без щедрой порции чёрного юмора и парочки сюжетных сюрпризов, связанной с выбором сторон в этой неравной схватке. В подробности углубляться не буду и сильно распространяться о финале тоже. Скажу, что после зрелищной кровавой бани сценаристы поставили жирное многоточие, а я такое люблю.

Отечественный "Поклонник" 1999 года, о котором я в юности, увы, даже не слыхала, был упомянут в обзоре на Horrorzone. Это драматическая история взросления - и крушения детских иллюзий - завернутая в оболочку триллера про серийного убийцу. И если вы не совсем уж законченный циник, то картина вам, скорее всего, понравится. Я посмотрела на одном дыхании и внесла его в очень короткий список любимых постсоветских фильмов - вторым номером после "Внука Гагарина".


На дворе лихие 90-е. Из семьи уходит отец, чтобы жениться на молоденькой любовнице (сцена в суде задает тон отлично презентует нашу героиню и всю семью). Стремясь помочь оставшейся на бобах (хоть и с квартирой) инфантильной мамаше, школьница Лена устраивается подрабатывать на почту. Девочка разносит газеты по вечерам, несмотря на то, что в районе свирепствует маньяк. И когда таинственный мужчина вдруг спасает Лену от уличной шпаны, а затем посылает подарки и запугивает неугодных девочке людей, та понимает, что "подружилась" со смертью. Но не сразу понимает, что у такой дружбы может быть очень дорогая цена...

Сценарий картины хорош, но "отлично" ей хочется поставить в первую очередь за актерскую игру.

Я не знаю, кто придумал нелепую шутку о том, что дети никудышние актёры (юные Мейси Уильямс и Софи Тёрнер это убедительно опровергли), но перед талантом Марины Черепухиной, сыгравшей Лену, снимет шляпу и сам Станиславский. Так передать гнев, разочарование, смертельный ужас и панику не под силу большинству взрослых киноартистов. Елена Сафонова, Мария Порошина и Константин Хабенский на её фоне - так, декорации. Многие страшные моменты картины (не изобилующие кетчупом) показаны именно через её реакцию - и в эти моменты кажется, что она совсем не играет... И да, нам от всей души жаль ребёнка, который в одиночку столкнулся и со взрослыми склоками и с кровожадным психопатом, который намного ближе, чем она может представить. Финал тоже полуоткрытый, позволяющий пофантазировать - куда история могла бы повернуться в реальной жизни.

Из минусов - слишком уж дешево, натянуто и "фантазийно" выглядит финальная экшен-сцена. Для тех лет, впрочем, простительно.