Category: путешествия

Поездочка в Елец

-Иллюстрации вышли великолепные, ради них стоило проехать 400 километров. Заодно оба проветрили мозги.

-Так как я брезгую ездить в плацкартах, поездка мне обошлась всё-таки дешевле, чем в купе поезда.

-Если путь далёкий, как в нашем случае, одеваться нужно так, чтобы продержаться как минимум 6 часов на улице, ибо...

-...у нас на глазах машина вылетела с дороги, подлетела, как в кино, метра на два в воздух и перевернулась на крышу. Мужчина и женщина, ехавшие в ней, выбрались слегка побитыми, но в целом живыми и здоровыми. Когда мы уехали, они остались стоять у обочины и ждать ментов. А от такого никто не застрахован. Более подробно silverfanggarou описал здесь.

-В Ельце великолепный храм работы Константина Тона. Вот реально великолепный, ещё и стоит красиво. Изнутри он освещён только понизу, наверху - темнота, отчего он кажется ещё больше...

-Сразц после революции местный завкомбед распорядился поставить в Ельце памятник Сатане, углядев в нём "первого коммуниста".

-Ещё исторического: в ледниковый период здесь жили охотники на мамонтов. Они не только наловчились делать отопление для своих домов-коммуналок, они покупали железные изделия у китайцев, а жемчуг - у жителей Средиземноморья.

-Легкий обед и три чашки кофе обошёлся в местном "роскошном" заведении в 500 рублей. По этой причине я обожаю путешествовать в провинцию.

-Ещё о еде: на М4 стоит ресторан "Славянский" с изумительной кухней, в том числе рыбной. Пожелала ему простоять ещё лет 100 как минимум!

-В Тульской области есть населённый пункт "Кончинка". Это они о чём?

-При приближении к Москве число обиженных умом на дорогах вырастает в геометрической прогрессии.

-Цитата от Стаса: "И если раньше меня забавляли охотничьи трофеи тамошнего владельца, развешанные по стенам: шкуры и чучела тетеревов, лис, волков, то в этот раз к ним неожиданно прибавились запчасти от подбитого БТРа и снаряд от гаубицы. Много думали..."

Коротко о поездке в Ивот

Придумываешь всё красиво, а получается, как всегда, бред сумасшедшего. Кто не знает, я наконец-то собралась посетить место захоронения одного из своих погибших в войну прадедов, Галактионова Спиридона Даниловича, который предположительно похоронен в селе Ивот Сумской области Украины. За наводку спасибо Эрвиту.

Началось всё с того, что мы с Рыжим самым идиотским образом опоздали на свой рейс, добежав до перрона, когда поезд уже тронулся и покатил в серую хмарь. Не менее идиотским образом глубокой ночью опоздали на второй - по той причине, что проводница, видать, чтобы показать зажравшимся москалям их место, "забыла" о моей просьбе сказать погранцам, что мы сразу же пересаживаемся на поезд до Шостки и что наши паспорта нужно проверить первыми. Хотя я, памятуя о знаменитой пропорции 80/20 напомнила об этом несколько раз. В итоге, на пересадочной станции с красноречивым названием Конотоп ("место, где тонут кони") мы зависли на 8 часов и пошли досыпать их в привокзальную гостиницу. По счастью, та оказалась без клопов и с навороченным душем, попытавшись включить который, я мигом превратила ванную комнату в болото.

Город Шостка, куда мы прибыли из Конотопа, - это лучшее место для самоубийства, ибо о покидаемых земных радостях и красотах вам здесь ничто не напомнит, особенно в декабре. Я ожидала увидеть подобие Переславля или Коломны, но увидела горстку обшарпанных панельных зданий. Нет здесь ни одной стены, где нельзя написать слова "Безысходность", люди мрачные и одетые в духе начала девяностых. Гостиница, в которой мы остановились, размещается на нижнем этаже рабочего общежития; на верхнем же выбиты все окна. Внутри, правда, снова оказалось если не уютно, то хотя бы просторно и чисто, холодильник и душ есть, а большего и не надо. В поисках приличной харчевни мы набрели на дорогой по местным меркам кофейный клуб, где нашими единственными соседками оказались на удивление весёлые и симпатичные мама с дочкой. Кофе, который там подали, оказался очень вкусным даже для избалованной меня.

Зато на автовокзале, который мы посетили утром сразу после выхода из поезда, нам предложили выехать в 15.30, а билет продали на 13.30, так что пришлось покупать его заново (сами виноваты). На автобус мы попали всё равно, но из-за опоздания на поезд потеряли драгоценные часы светового дня.

В итоге, когда мы оказались на пустых улицах села Ивот, там стояла тьма-тьмущая. Местная жительница указала нам дорогу к памятнику, и скоро он нарисовался перед нами во мраке - мраморные плиты с именами погибших, как воинов, так и 392 (!) сожжённых немцами жителей деревни, уже не давно не горящий Вечный огонь и трогательная до слёз скульптура - женщина с ребёнком, пытающаяся отступить от языков пламени. Там я увидела принесённый кем-то цветок, который ещё не успел увянуть. Памятник окружён высокими, красивыми тёмными елями, хотя лес кругом преимущественно лиственный.

Несколько раз просветив имена погибших, я не нашла своего деда; сердце ухнуло вниз, как камень. Дорога не была очень дорогой, долгой и трудной, но всё же обидно было столько времени провести в ожидании и не найти самого главного. Я усилием поборола желание сесть тут же, у Вечного огня, да и расплакаться. Потом я сообразила, что в то время, когда устанавливали стелу, а это было в 1976 году о его нахождении там могли и не знать.

Кстати, одно время местные власти выдавали памятник за мемориал жертвам голодомора, но местные жители возмутились, и фальшивую табличку-таки сняли.
http://shostka-gorcom.narod.ru/page777.html

Решив прогуляться дальше и осмотреться, мы вышли на ещё один памятник - Советским воинам-освободителям, стоящий перед школой и окружённый небольшим садиком. Почтив его минутой молчания и сделав снимок памятника (кто знает, когда я побываю там еще раз?), мы совершили обход деревни, зашли в местный магазин и купили там... плоскогубцы, которые время от времени нужны в хозяйстве и для работы над антуражем. Давно хотела приобрести, но руки дошли только сейчас.

Меня не отпускало ощущение, что это - край земли, что дальше, за лесом - вообще ничего, кроме темноты да снега. Но оно не было тоскливым или пугающим; Шостка своим индустриально-гопническим пейзажем угнетала куда сильнее. И, если мне приспичит снимать фильм ужасов, у меня будет отличная съёмочная площадка.

Прикатили мы сегодня в пять утра, вроде отсутствовали недолго - всего трое суток, да и впечатлений, кроме посещения мемориала да ловли поездов, не было, но путешествие есть путешествие, и выспавшись с дороги, я ощутила тот прилив сил, который получаешь от любого успешно завершённого начинания, пусть даже самого небольшого.

"Милана" - история Маугли из Караганды


  «Милана» - документальный фильм про девочку из леса – стал «разорвавшейся бомбой» декабрьского кинофестиваля «Артдокфест», который прошёл в кинотеатре «Художественный» при участии Андрея Звягинцева и Александра Сокурова.                    
 Автор картины – Мадина Мустафина, молодой режиссёр из Казахстана, выпускница мастерской документального кино Марины Разбежкиной. Победив в номинации «Лучший дебют», «Милана» принесла своему автору 500 тысяч рублей на съёмку нового фильма, а главное - вызвала у зрителей сильное сопереживание и желание немедленно помочь.

  Начинается фильм ярко - со «столкновения двух миров»: одна девочка зовёт в гости другую. Первая – грязная, нечёсаная, похожа на маленькую разбойницу. Вторая – ухоженная, с модной причёской – образец благополучия. «Там у тебя квартира?» - спрашивает Милану новая подруга. «Ага, квартира», - с недетской иронией отвечает Милана и ведёт гостью по узкой тропинке вглубь леса, в грязный уголок, где по деревьям развешано тряпьё, а на земле лежат грязные матрасы. На одном из них разместилась глава семьи - Света, мать Миланы – не по возрасту обрюзгшая, уже сильно нетрезвая - приветствует дочку матом. По-другому она и муж не разговаривают вообще.
  Гостья в ужасе. Вместе с ней мы испытываем настоящий шок от реалий, в которых живёт Милана. У её семьи нет над головой не то, что крыши – навеса. Вместо душа – кастрюля горячей воды, и то не каждый день. Водку родители и их друзья пьют так же легко, как другие – воду или чай, зато еды всегда в обрез; плохо обглодать рыбную шкурку – преступление, за которое Света изгоняет из своей маленькой коммуны собутыльника.
В картине немало жёстких сцен; в одной из них мать не по-детски бьёт Милану за незначительный проступок, поливая её гнусной руганью, словно сутенёр – проститутку. В другой – Света дерётся уже с мужем – грубо, по-животному жестоко. В третьей – пытается повеситься и обещает завершить начатое – так, что не остаётся сомнений: слово она рано или поздно сдержит. Режиссёра с камерой бомжи игнорируют, словно его и вовсе нет. В сторону Мадины не смотрят, её не стесняются. Скотское пьянство, приставания, драки – здесь это норма жизни, о других отношениях люди не помнят, стесняться нечего. Лишь Милана, хоть и мало знакомая с внешним миром, откуда-то знает, что так быть не должно. И она единственная, кто украдкой взглядывает в камеру, словно ожидая поддержки.
Но фильм получился не «чернушным», а светлым - благодаря героине. На фоне своего безрадостного окружения девочка – единственное яркое пятнышко. Почти всё время, когда родители не дерутся и не бьют её, у девочки хорошее настроение: она весело играет с собаками и ёжиком, поёт песни, мечтает о своём доме и пытается красить деревья. Слыша вокруг себя трёхэтажный мат, она говорит чисто и правильно. Своим умственным развитием Милана ничем не отличается от «благополучных» сверстников, а чем-то даже превосходит их – например, умением «разруливать» конфликты между взрослыми в те моменты, когда оба на грани убийства («По лицу её не бей, ей же ехать!»). И настоящая буря в душе у зрителей поднимается, когда она не только не пытается убежать от побоев матери (всё равно минут через десять Света напьётся и всё забудет), но продолжает ласкаться к ней, как ни в чём не бывало. Жизнь Миланы наполнена мелкими радостями и открытиями, которые есть у каждого ребёнка, и красота зелёного леса, которую запечатлел автор, ещё сильнее «дополняет» героиню на экране. Она по-своему свободна и счастлива – потому, что другой жизни не знает.

Автор благополучно избегает «розовых соплей» и излишнего любования героиней: в одной из сцен – самых сильных в картине – Милана ловит сороку и безжалостно мучает. Сначала девочка пытается принудительно накормить её листьями, потом науськивает на неё собаку, и, наконец, собирается утопить. Примечательно, что «воспитывает» несчастную птицу Милана с теми же интонациями, что мать – её саму. Какой бы открытой, жизнерадостной и умной девочка ни была, каким бы «лучом света» в этом воистину «тёмном царстве» ни казалась – невозможно жить в грязи и не запачкаться.
Недостатком ленты можно назвать тот факт, что в кадре слишком много взрослых – им посвящена почти половина экранного времени. Так, Милану периодически оттесняет» на второй план её мать Света, которая хоть и является негласным лидером в «тусовке», ничего не делает для исправления ситуации. Понятно, что режиссёр хотел сыграть на контрасте, но зрителю намного интереснее следить за ребёнком, у которого ещё есть шанс вырваться из порочного круга, чем за пьяными разборками взрослых бомжей, который мы регулярно наблюдаем у вокзалов.
Первое большое желание после просмотра фильма - вырвать Милану из опасной среды. «Что, если они зимой напьются до бесчувствия, а она замёрзнет?» - справедливо отмечали зрители в зале. С другой стороны – трудно представить, каково Милане будет оказаться в «нормальном» обществе, где надо ходить в школу и подчиняться правилам, где у других детей – компьютеры и мобильные телефоны, а девочки с ранних лет листают модные журналы и копируют звёзд. Сможет ли «дитя природы» прижиться в цивилизации? Похоже, другого выхода у Миланы нет: оставшись в такой семье, она в лучшем случае повторит судьбу матери.
После сеанса зрители отмечали, что «Милану» полезно посмотреть «благополучным» детям, растущим в тепличных условиях вдали от испытаний и трудностей. Это возможность увидеть другую жизнь, от которой родители стремятся их ограждать - суровая, но действенная прививка от эгоизма. Что до взрослых, то после первого же показа Мадину Мустафину окружили зрители, желающие помочь героине – деньгами, подарками или просто письмом. А значит, есть шанс и у других «Милан», которых и в нашей стране, к сожалению, ещё немало.



После показа мы задали Мадине Мустафиной вопросы о работе над её картиной.


Мадина, как вы познакомились с семьёй Миланы и решили снять о ней дебютную картину?
Мой двоюродный брат, который живёт в Караганде, часто подкидывает мне идеи. Однажды он рассказал о девочке, которая вместе с родителями живёт в лесу. Сначала я не хотела делать фильм о них; очень боялась, что получится примитивная социалка. Но когда я познакомилась с Миланой, руки сами потянулись к камере. Она оказалась настоящим человеком, очень сильным и очень мудрым, и я уже не могла от неё оторваться.

Как вас восприняли родители Миланы?
Они на удивление легко пошли на контакт. Единственное условие – не приводить милицию, чтобы девочку не забрали в детдом. Потом, когда я показывала им уже готовый фильм, они очень радовались и даже позвали на просмотр соседей, хотя в картине много неприятных кадров.

Ваши герои вас словно не замечают. Как вам удалось этого добиться?
Я «срослась» со своей камерой и смотрела на героев почти всегда через объектив, никак не вмешиваясь в их жизнь. Я словно исчезла, растворилась в том, что видела. Осталась камера. А к ней они очень быстро привыкли.

Было ли у вас желание вмешаться в жизнь Миланы и как вы его побороли?
Иногда я чувствовала себя сволочью, например – когда мать била Милану, а я это снимала. Я спрашивала себя – а стала бы Света бить дочь, если бы не было камеры – ведь камера провоцирует к действию! Но я себе сказала, что так нужно для фильма. И вы видите – люди загорелись желанием помочь - деньгами, подарком, письмом. Это самое большое, что я могла сделать!

Каковы ваши дальнейшие планы?
Я хочу снять фильм про детдомовских подростков – про их реальную жизнь, а не продемонстрировать то, «как им, бедненьким, плохо». Найти интересные истории и персонажей, которым захочется сопереживать.